Image
Image
Image
Картина «Райский сад». Босх, Иероним (1450-1516)
Неизвестный копировщик. Нидерланды, середина XVI в.
Дерево, масло. ГЭ-4244 . Зал 262

Конечно, христианские художники-моралисты в осуждении человеческих пороков не могли не изображать однополые отношения как один из частных примеров самого страшного с их точки зрения греха — секса.

В этой связи примечательна картина другого нидерландского художника — Иеронима Босха. Точнее список с неё, выполненный веком позже и ныне экспонирующийся в Эрмитаже — «Райский сад» («Сад земных наслаждений»). Эта картина тем интереснее, что является примером шифрованного изображения гомосексуальности. Примечательно и то, что Босх мало пользовался стандартными для европейских художников шифрами, предпочитая создавать свои собственные.

Первую аллегорию найдёт даже неискушённый зритель. В центре картины чуть справа мы видим сцену, в который один мужчина вырывает (или вставляет?) цветы из (в?) пятой точки другого, стоящего в коленно-локтевой позе. На списке художник копировальщик изображает бело-голубые цветы, возможно колокольчики, которые в Европе были одним из символов гомосексуальности. В оригинале Босх изображал цветы алыми и синими...

Вторая, выделяемая специалистами сцена, находится ниже и левее первой. На ней обнажённый мужчина ест ягоду из клюва утки. В символике Босха ягода это атрибут порока. А утка считалась в Европе самой грязной птицей. Мужчина размещен внутри синего и полого, словно выеденного яйца, плода, из которого торчит рука, ласкающая рыбу, которая в данной сцене интерпретируется как метафора фаллоса. Чтобы развеять сомнения зрителей этот же мужчина держит ягоды у своего паха. А по положению торчащей̆ из синего плода руки можно легко догадаться о позиции скрытого от наших глаз тела, голова которого должна находиться как раз в районе паха мужчины, сладострастно лакомящегося ягодой из клюва селезня. Вот такой ребус орального секса.

Эрмитаж является уникальным музеем в плане презентации квир-искусства, поскольку эта тема представлена не только предметами его коллекций, но в буквальном смысле вмонтирована в стены.

Здание Нового Эрмитажа, построенное для музея в середине XIX века архитектором Лео фон Кленце, по его задумке украшено статуями великих деятелей искусства всех времен. Почетное первое место среди этих скульптур принадлежит немецкому историку искусства, «отцу искусствознания и Античности» Иоганну Винкельману, чье изображение открывает галерею художников на южном фасаде здания. Именно благодаря этому человеку Европа заново обратилась к наследию Античности и сформировала представление об искусстве этой эпохи. Примечательно, что Иоганн Винкельман был гомосексуалом и его интерес к истории греков и римлян был обусловлен в том числе тем, что эти цивилизации гораздо свободнее принимали однополое влечение, чем современное ему общество. Через наследие Винкельмана данные представления получили распространение в Европе. Гомосексуальность стала и причиной гибели учёного — будучи очарованным одним итальянским юношей он приблизил его к себе. А тот оказался преступником, который замыслил ограбление — он заколол Винкельмана кинжалом прямо в постели и похитил его имущество. Эрмитажная статуя учёного содержит намёк на гомосексуальность — его фигура опирается на обнаженный торс юноши-атлета.

Вторая скульптура на фасаде Эрмитажа (с западной стороны) с включением обнажённой мужской натуры-намёка не случайно принадлежит знаменитому итальянскому скульптору эпохи Возрождения Бенвенуто Челлини. Общеизвестно, что в течении своей жизни художник неоднократно обвинялся в однополых романах, которые считались в то время преступлением, а в двух случаях даже был осуждён за это. Гомоэротические статуи Челлини стали классикой мирового наследия. «Персей с головой Медузы» является не только выдающимся произведением искусства, но и значимой гей-иконой. Челлини также создал ряд произведений на гомоэротические античные сюжеты — Ганимед и орёл, Аполлон и Гиацинт, Нарцисс.